Меня буквально закидали просьбами высказаться по поводу «Большой глины №4» Урса Фишера в Москве.

Меня буквально закидали просьбами высказаться по поводу "Большой глины №4" Урса Фишера в Москве.

"Это что, действительно, искусство?" / " Не понимаю, КАК такое можно было вообще установить в Москве!" / "А мне нравится. Со мной все в порядке"…

Больше двух недель холивара — я откладывала этот пост как могла 😂

Скажу сразу, говна я тут не вижу, но об этом в финале разговора, а пока, пожалуй, начну.

Доказывать с пеной у рта то, что фишеровская "Большая глина №4" — это ИСКУССТВО, а не громадный кусок дерьма, я не буду. Дело это, знаете ли, неблагодарное. Да и многие блоги по искусству уже, кажется, высказались на этот счет (хотя, высказались весьма условно из разряда — это искусство, но искусство современное, которое в отрыве от классической эстетики и поэтому вам его не понять, потому что вы просто этого не хотите, а не хотите вы этого потому, что вам страшно, ибо все неясное нас пугает. Как то так, да?)

За такими ⬆️ речами — это вам не ко мне, а вот поговорить на тему дерьма — это я всегда с радостью, всегда пожалуйста.

Поймите: ФИШЕР НЕ ОРИГИНАЛЬНЫЙ, а ГОВНО — ЭТО НЕ НОВО (как в плане формы, так в плане содержания). Поэтому мне, откровенно говоря, странно наблюдать всю эту вакханалию.

1️⃣ 60 лет назад, в 1961 году, концептуалист Пьеро Мандзони создал "Дерьмо художника" — 90 консервных баночек размером 4,8 на 6,5 см, на этикетках которых на четырех языках было написано "100-процентное натуральное дерьмо художника", а также имелся порядковый номер и автограф. На создание этого, на тот момент более чем оригинального "творения", художника вдохновила фраза отца, мол, его искусство есть дерьмо. Но тут дело не в этом.

И даже не в том, что Мандзони стал продавать содержимое баночек, расфасовка которых составила 30 гр. И не в том, что оценил он свои попные усердия по стоимости золота той же массы (37 долларов).

А в том, что после этого начались великосветские причуды, как я их называю, — интересная мода среди крупных бизнесменов: украшать свои офисы скульптурой малых форм, изображающих что? ГОВНО.

Оп — так дерьмо стало приметой статуса (хотя в фольклоре эти ассоциации были уже давно, вспомним, хотя бы старую присказку, мол, наступил в какаху — к деньгам).

2️⃣ Просто не поленитесь и посмотрите на коричневые надутые фекалии Пола Маккарти или бронзовые из музея Роттердама (могу припомнить еще кучу подобных работ, например, канадскую Афродиту, появившуюся из фалоса — она, конечно, не говно, а сперма, но выглядят они приблизительно одинаково) — это куда больше говнистые работы, нежели та, что стоит сегодня аккурат в самом сердце Москвы.

Что я хочу сказать?

Во-первых, ,"Большая глина №4" по сути есть очень и очень эстетически цельная работа — грубая как словесный памфлет футуристов. Она не раздражает глаз, не вызывает чувства жжения в груди и позывов к рвоте, и вообще выглядит довольно стильно. Абстракция — это всегда про дизайн.

 

Во-вторых, я вас безусловно понимаю, это совсем не приятно — видеть в центре столицы нечто, что должно ассоциироваться с нашей жизнью и ассоциация эта не совсем, скажем так, приятная: каждый день помнить, что жизнь-говно — ну такое (лучше бы цветочки Моне многократно увеличили, правда?).

Но, тут такое дело, искусство говорит с нами не только благостным, светлым языком, но и мрачным его диалектом, суть которого встряхивать наш маленьких мирок и не давать опускаться на уровень этого самого говна. Подобного рода волшебные пинки под зад можно творить разными способами, в том числе, и через прямолинейный гиперболизированный абсурд.

Именно поэтому Фишер выбрал глину — "прах земной", из которого был создан праотец всего человечества. То есть вы, я и каждый.

А еще из этой самой глины раньше делали жилища, посуду, статуэтки разных божков.

И в этом плане (возможно, я вас сейчас удивлю), но сегодня в центре Москвы стоит просто кусок глины, смятый руками художника, многократно увеличенный и отлитый в аллюмии. Это АБСТРАКЦИЯ, которая также похожа на говно, как скажем, на пену морскую.

Или Венеру Люспюргскую — именно ее я и вижу. Она по форме, в общем-то, тоже смахивает на экскременты, являясь символом плодородия.

Меня буквально закидали просьбами высказаться по поводу "Большой глины №4" Урса Фишера в Москве.

И процветания. А процветание есть статус. А статус есть говно (выше мы это уже обсудили).

Поэтому, на мой скромный взгляд, все у Фишера в рамках традиции и, главное, эстетики. Никакого дурновкусия я не вижу, да и срама тоже. И самое важное — никакой провокации.

Провокация — это то, что власти скульптуру установили, зная, КАК наш народ способен воспринимать contemporary art. То есть, никак от слова совсем (потому что восприятие культуры современного искусства в нашей стране нет, но это уже разговор о другом).

А говно — это та громадная черная штука, названная Петром I, которая также находится в самом сердце Москвы. Неподалеку от скульптуры Фишера.

Меня буквально закидали просьбами высказаться по поводу "Большой глины №4" Урса Фишера в Москве.

И они эффектно подчеркивают говнистость друг друга — "Глина" ярко демонстрирует все безобразие "Петра", а "Петр", будучи говном, провоцирует и зрителей видеть в "Глине" только говно и ничего больше.

источник

Ваш комментарий