«Москва в сентябре 1812 года», Дмитрий Николаевич Кардовский

«Москва в сентябре 1812 года», Дмитрий Николаевич Кардовский 1908-1913 гг. Издание И. Кнебеля, Москва, частное собрание В 1903 году начался длительный этап преподавательской деятельности в

1908-1913 гг. Издание И. Кнебеля, Москва, частное собрание
В 1903 году начался длительный этап преподавательской деятельности в творческой биографии Кардовского. Дмитрий Николаевич был приглашен преподавателем в Императорскую Академию художеств — на первых порах как помощник Репина, а затем, с 1907 года, самостоятельным руководителем творческой художественной мастерской. В 1907 году избирается профессором — руководителем мастерской Академии художеств. В 1911 году избирается действительным членом Академии художеств. В 1915 году ему присуждается звание академика. В этот период Дмитрий Николаевич Кардовский работал в двух направлениях: с одной стороны он вел большую педагогическую деятельность в Академии художеств, с другой — продолжил активно заниматься творчеством.
Обращаясь к священной для русской истории теме Отечественной войны 1812 года, художник не случайно сосредоточили внимание на пребывании неприятельской армии в Москве. Это был переломный момент войны. До этого Наполеон I Бонапарт, вторгшийся в Россию с “великой армией”, наступал, стараясь уничтожить русские войска в пограничном сражении. Ожесточенный натиск наполеоновских войск при Бородине разбился о невиданное мужество и стойкость русских солдат. Императорская армия вступила в Москву, по словам Л. Н. Толстого, “подобно смертельно раненному зверю, который, истекая кровью, зализывает свои раны”. Но надеждам Наполеона, состоявшим в том, что, заняв Москву, он сможет продиктовать свои условия мира или хотя бы “зализать раны”, не суждено было сбыться.
На первый взгляд, на картине «Москва в сентябре 1812 года» не происходит крупных событий. Но мы видим дома и богатства, которые русские в отличие от жителей многих других европейских столиц, не раздумывая, бросили, и видим армию завоевателей, объединившуюся для наживы и теперь забывшую все, отвернувшуюся ради грабежа даже от своего императора (он изображен в глубине картины слева). Оборванные, измученные, голодные, наполеоновские солдаты, но словам Толстого, “вступили в Москву еще в стройном порядке. Это было измученное, истощенное, но еще боевое и грозное войско. Но это было войско только до той минуты, пока солдаты этого войска не разошлись по квартирам. Как только люди полков стали расходиться по пустым и богатым домам, так навсегда уничтожилось войско, и образовались не жители и не солдаты, а что-то среднее, называемое мародерами”.

Источник

Ваш комментарий